Автопром, страницы истории

История автопрома складывалась нетривиально: первое в истории человечества автомобильное путешествие совершила женщина. Ею была фрау Берта Бенц, отправившаяся в 1886 году к своей милой маме за 120 км. На трехколесной бензиновой коляске, сооруженной ее мужем. Так начался роман женщины и автомобиля и уж больше не прекращался. Имя «Мерседес», данное первому авто, не спутает карты: женщина относилась к автомобилю, как к мужчине, а он платил ей тем, что признавал в ней женщину. 

В пути фрау Берта заглянула к деревенскому сапожнику и обшила кожей тормозные, тогда еще деревянные, колодки. А заехав по дороге к кузнецу, укоротила с его помощью вытянувшуюся приводную цепь. Своей чулочной подвязкой изолировала искрящий провод, а трубку бензонасоса прочистила шляпной булавкой. Бензином она заправлялась в аптеках, где его продавали как средство от кожных болезней.

И первый штраф за превышение скорости уплатила тоже женщина, герцогиня Анна Юзе, «рассекавшая» по Булонскому с сумасшедшей в то время скоростью 13 км/час против позволенных 12-ти. Впрочем, в начале XX века парижские газеты просто пестрели заметками о дамах, носившихся сломя голову по городу на вуатюретках — крошечных автомобильчиках, безрассудно подрезая цепеневших от страха ломовых извозчиков и пугая полицейских истошными гудками.

Итак, мужчины изобрели автомобиль, а женщины его приватизировали. Они ведут свою родословную от степных наездниц и княгини Ольги и свято уверены: машину нужно удивить и немного напугать, тогда окаянная железяка обязательно поедет. И под их чутким руководством проедет даже там, где застрянет бронетранспортер. Новые времена вернули нам амазонок со штурвалом в руках вместо поводьев. Сегодня женщины покупают юркий элегантный автомобиль, лихо управляют «табуном» в 70 лошадиных сил, всюду успевают, перестают робеть и комплексовать, сидя даже в «Оке», делают карьеру и лишь изредка позволяют мужчине лежать под машиной с гаечным ключом — это право еще нужно завоевать.

Женщина выскажется о своих собственных предпочтениях, сопроводив их исторической справкой, и расскажет истории, подслушанные ею в гаражах, где мужики пахнут не вонючим «Хьюго Босс», а ароматом свободы, то есть бензином и машинным маслом с солидолом, приправленными резкостью тормозной жидкости. А еще она вспомнит слова одного «ненашенского» президента: «Свобода приходит к людям голая, но на автомобиле и с пивом в руках». «Вот такая, блин, музыка», — как поется в одной из «нашенских» песен.

Ветхий завет всегда представлялся человечеству более ясным, нежели Новый: «око за око» и «зуб за зуб» куда как ближе нашему разумению, нежели ничем не оправданное требование подставлять левую щеку, если тебя уже огрели по правой. Так и «ветхий завет» автопрома не был омрачен ни борьбой корпораций за рынки, ни сговором трестов, ни демпингом, ни ОСАГО вкупе с КАСКО. Это было время борьбы идей, открытий, новаций, и каждому был «места уголок».

Итак, в 1886 году Карл Бенц взял патент на трехколесный автомобиль с двигателем мощностью 0,75 л. с. В 1890-е годы появились французские «Панар-Левассор» и «Де Дион-Бутон». В 1892 построил свой первый автомобиль Генри Форд. Первый русский автомобиль — «Руссо-Балт» — был создан в 1908 г. Первый советский — в 1924-ом под маркой АМО-Ф15, а в 1932 в СССР началось массовое производство автомобилей ГАЗ-А. И пошло, а вернее, поехало. С 1894 года регулярно устраиваются автомобильные гонки, сыгравшие едва ли не главную роль в развитии конструкции автомобиля. В самой первой гонке средняя скорость составила 24 км/час, но уже через пять лет она достигла 70 км/час; в 1904-ом — 100 км/час и в 1907-ом — 114 км/час. Есть и абсолютный рекорд скорости, поставленный аж в 1968 году — 966,753 км/час на автомобиле с газотурбинным двигателем, проще говоря, Ракетой, поставленной на колеса. Но и до этого человеческая I мысль не стояла, в буквальном смысле этого слова, на месте. В том, числе и русская, что звучит гордо.    

Первый в нашей стране автомобиль, как и Онегин, родился на «брегах Невы». Инициаторами постройки первого отечественного безлошадного экипажа стали два петербургских изобретателя — отставной лейтенант военного флота Евгений Яковлев и горный инженер Петр Фрезе.

Испытания состоялись в Петербурге в мае 1896 года, а в июне машина отправилась на Всероссийскую промышленно-художественную выставку в Нижний Новгород, где произвела фурор. Двухместный кузов весил 300 кг и развивал скорость до 20 км/час. То, что наступила новая эпоха, подтвердилось ежемесячным журналом «Автомобиль».

На этой стадии автомобилестроения немногочисленные заводы выпускали только шасси, и покупатель отдавал его на экипажную фабрику, где в соответствии с его пожеланиями изготовляли «кароссери», то есть кузова. Свидетельством высокой оценки русских кароссери служит тот факт, что на IV Международной автомобильной выставке 1913 года в Петербурге «Мерседесы» были «одеты» в кузова петербургской экипажной фабрики «Брейтингам».

В 1909 году был заложен «Русский» автомобильный завод И.П. Пузырева»  и основатель, ранее специализировавшийся на кароссери, задался целью выпустить действительно русский автомобиль в серийное производство. Выпущенная в 1911 году основная модель завода, обозначавшаяся как «28-35», а потом — «2А 28-40», была проста по устройству, имела большой запас прочности и дорожный просвет в 320 мм, а все передачи в трансмиссии впервые в мире включались кулачковыми муфтами — убей меня бог, но я не знаю, что это такое. Меж тем лицензия на это изобретение принадлежала Пузыреву, и по-другому трансмиссии уже не делаются.

За производство автомобилей брались и другие заводы, но недостаточная производственная база, потребность в больших капиталовложениях, отсутствие опыта быстро сводили на нет все начинания. Только предприятие, располагающее собственным производством, высококвалифицированными кадрами, могло рассчитывать на успех. Таким стал «Русско-Балтийский вагонный завод».

В мае 1909 году из его ворот выехало первое авто, ставшее легендой российского автопрома — «Руссо-Балт». Дадим слово журналу «Автомобиль», № 17 за 1909 год: «На днях на улицах Петербурга появилась изящная коляска с кузовом гоночного типа серого цвета, привлекшая всеобщее внимание своим изящным видом и русским национальным флажком у переднего щитка».

Как часто бывало в русской истории, не было бы счастья, да… Завод из-за падения спроса на вагоны отчаянно нуждался в новой продуктовой линейке, и главный владелец завода г-н Шидловский предложил совету директоров организовать выпуск автомобилей. За основу была взята малоизвестная бельгийская машина «Фондю», а конструктором — приглашенный из Бельгии инженер Жюльен Поттер, включившийся в работу с соавторами — Иваном Фрязинским Дмитрием Бондаревым. Вскоре на «Руссо-Баггге» уже выпускали машины семейств «К-12», «С-24» и «Е-15», а также три модели грузовиков. «Руссо-Балты» отличались высокой надежностью, что создало им отличную репутацию на зарубежных рынках и призовые места на самых известных ралли.

Самой дешевой (относительно линкора) была модель «К-12», и ее охотно приобретали поэты, отставные премьер- министры и промышленники — их было выпущено в общей сложности 141. Самой дорогой (относительно крейсера «Аврора») стала легковая модель «С-24», и одну такую приобрел Императорский гараж. После известных событий 1917 года молодая Советская власть просто дарила их своим соратникам, Последняя под номером 625, была подарена некоему наркому Мехоношину.

В зависимости от типа кузова снаряженная масса автомобиля колебалась от 1540 до 1950 кг. Выпускались автомобили с кузовами торпедо, лимузины, ландо, дубль-фаэтон. Кроме императора, ими владели редактор журнала «Автомобиль» Андрей Нагель, кораблестроитель Константин Боклевский, банкир Александр Путилов.

И все бы ничего, но тут случилось страшное – революция.

Влад Ракулов, «Пугачевъ», май 2008 года.


Комментарии:

Добавить комментарий