Черная книга: Он и Она. Пьеса

Данное произведение по сути своей самодостаточно. Кто-то может увидеть в нём дух подражательства или даже бездарности. Но лишь только при поверхностном отношении к оценке этого произведения можно судить, хорошо оно или плохо написано. По сути своей эта пьеса не имеет никакого отношения как к категориям добра и зла, так и к оценкам “хорошо” и “плохо”. Не имеет она отношения и к многочисленным в наши дни авторам, пытающимся слагать стихи или прозу о любви, дружбе и верности. 

Заявленные автором магические свойства этой рукописи берут начало со времен древних кхмеров. Так среди некоторых и более древних цивилизаций считалось, что определенным образом написанные символы влияют на физическую реальность. То же самое можно сказать и о чтении некоторых так называемых “заклинаний” вслух. Надо заметить, что в одном из заклинаний автора «Пыль Перекрестков» эрудированный человек без труда заметит отсылку к пантеону духов Вуду, и к одному из Эшу, духу перекрестков. Не исключено, что такие сюрпризы могут находиться внутри каждого заклинания.

Не смотря на кажущуюся простоту и незамысловатость структуры этого произведения его можно рекомендовать для игры как на Малой, так и на Большой сцене любого из театров. Небольшое количество действующих лиц в этой пьесе только облегчает эту задачу. Девушка здесь как действующее лицо лишь произносит чувственные монологи, стоя в темноте, подсвеченной прожектором. Юноша же читает стихи, которые раскрывают всю полноту смысла монологов и дополняют их новыми смыслами. Остается лишь добавить, что автор рекомендовал бы исполнение заклинания “Считалка” детскими голосами, а заклинание “Колыбельная Ветров” должно быть исполнено в виде песни.

Черная Книга. Он и Она.

Она. Монолог 1 — «Все не так»

..я тебе звонила сегодня утром, но ты не взял трубку. Знаешь, я по утрам открываю глаза и у меня на стене всегда в одном и том же месте прыгают солнечные зайчики. У меня даже есть такая примета – если утром увижу этих оранжевых ушастиков – значит, день будет хорошим. А сегодня все опять не так как надо, и небо какое-то серое, и низкое, будто давит сверху, и просыпаться было совсем не тепло и неуютно. Уронила зеркало, когда красилась, чуть не разбила. И ты трубку не взял. И я опять иду куда-то одна, непонятно зачем, и внутри какая-то недосказанность и досада. Неужели это было так трудно – просто ответить на звонок? Сегодня выходила на улицу и увидела черного котенка совсем близко у дороги. Такой маленький совсем, худенький. Хотела подобрать, а он убежал. Теперь буду весь день думать, как сложится его судьба. Не погибнет ли он один? А если погибнет – буду чувствовать себя виноватой. Глупо. Вот зачем он убежал? Почему когда кому-то пытаешься отдать свое тепло, то приходится навязываться, просить? Почему никто никому не нужен, скажи? Мы как дороги, каждый по себе и ни конца не видно, ни начала, пересекаемся иногда, и тут же разбегаемся. Есть в этом что-то магическое. Что-то страшное и древнее. Вот стою сейчас тут, на перекрестке, и думаю – позвонить тебе еще раз или нет? А вдруг ты опять трубку не возьмешь?

Он. Заклинание 1 — «Пыль Перекрестков»

Высекая секунды собой до безумного смеха,
Упокой черноту в глубине, застывая и тая.
Закрывая глаза, забирая тепло, убивая,
Раствори в суете, возврати красоте.
Обнимаю.

Там где пятна тепла, по земле разметались одежды.
Перекресток и пыль, отворите забытые двери!
Перекресток и пыль, отворите забытые двери!
Высекая огонь, зажигая звезду у порога,
Где ни света, ни тени, лишь только дороги, дороги.
Где ни света, ни тени, лишь только дороги, дороги.

Она. Монолог 2 “Башни”

.. сегодня гуляла всю ночь по городу. Видела на мосту бабочек. Их были тысячи – маленькие такие, блестящие в темноте. Смотришь – облако вокруг фонаря. А на самом деле – бабочки. Говорят, они живут всего лишь сутки. Я к фонарю подошла – а там асфальта не видно. Обе руки запустила в эту массу, полные ладони мертвых бабочек. Меня это почему-то так потрясло. Что они там ищут, в этом свете? Это ведь всего лишь старый, покосившийся фонарь. Но даже если они будут это знать – что это изменит в их жизни? К чему вся эта их суета вокруг источника света? Гуляла до утра, а потом пошел дождь. Ты никогда не замечал, какие мы все маленькие кажемся на улицах во время дождя? Все эти серые дома уходят вверх к небу, будто это не обычные многоэтажки, а старые башни, высеченные из камня. Стоишь, закинув голову, и сверху на тебя льется из неба вода. И небо – низкое, серое, как купол – живой, шевелящийся. И кто-то оттуда будто смотрит. И башни к этому небу тянутся. Промокла вся до нитки, было странное ощущение, будто поняла что-то важное. Но словами почему-то не описать. Странно, верно? Какое-то важное знание. Бабочки, ночь, фонари, дождь. Что там можно было понять? Но мне почему-то кажется, будто что-то во мне навсегда изменилось.

Он. Заклинание 2 “Мосты и башни”

Незаконченным, сонным протяжным холодным и страшным
Приходящее утро в холодные темные башни
Растерявшее серые капли – быть может, услышишь?
Что они шелестят все по камню, металлу, по крышам.
Что они холодят твою кожу, горящую жаром.
От бессонных ночей, что ничей ты, привычных кошмаров.
Что ничей ты
Лучей фонарей не поймать, хоть бесстрашен.
Незаконченным утро приходит в холодные башни.

Так кричи о любви и прими свой подарок от бога.
Этот свет, что сияет в ночи – освещает дорогу.
Там, где тени слились, и тебя понесли через время,
Где мосты развели и обрушились старые стены.
Среди ржавчины, сырости, дыма, в пыли и тумане
Переходишь мосты и меняешь фигуры местами.

Сонмы бабочек, бьющихся в свет безнадежно отхлынут.
Небом льющимся им до рассвета погибнуть, и сгинуть.
По колено в бетоне, грязи и надежде услышишь
Что они шелестят все по камню, металлу, по крышам.
Что они холодят твою кожу, горящую жаром.
От бессонных ночей, что ничей ты, привычных кошмаров.
Что ничей ты
Лучей фонарей не поймать, хоть бесстрашны
Обожгут свои крылья, падут, там где каждый отважен
Был когда-то теперь на земле копошится никчемно и мелко.
Волоча обгоревшие крылья, считая монеты.
Среди тысяч таких же калек, обожженных и грязных,
В липком времени вязком, больном и холодном увязший.

Так кричи о любви и прими свой подарок от бога.
Этот свет, что сияет в ночи – освещает дорогу.
Там, где тени слились, и тебя понесли через время,
Где мосты развели и обрушились старые стены.

Незаконченным, сонным протяжным холодным и страшным
Приходящее утро в холодные темные башни
Растерявшее серые капли – быть может, услышишь?
Что они шелестят все по камню, металлу, по крышам.
Что они холодят твою кожу, горящую жаром.
От бессонных ночей, что ничей ты, привычных кошмаров.
Что ничей ты
Лучей фонарей не поймать, хоть бесстрашен.
Незаконченным утро приходит в холодные башни.
Незаконченным утро приходит в холодные башни.

Она. Монолог 3 «О встречах»

.. помнишь, как мы с тобой в тот раз гуляли? Странная ночь была. Мы зашли с тобой тогда в странный клуб. Говорят, что тем вечером насмерть машиной сбило девушку, которую в том клубе все хорошо знали, и официант разнес по столам свечи. И когда погас свет, видно было только это – бледные лица людей, чуть подсвеченные пламенем свечи, и разговаривать все старались тоже как-то тихо, чуть ли не полушепотом. Я в тот вечер подумала, как это здорово, когда тебя знают и любят, а кто-то просто умирает тихо и незаметно, и никто никогда не узнает. Например, вот сейчас – кто знает, сколько умерло людей в полной безвестности, пока я думаю всю эту ерунду? Один только Бог знает, но он не скажет. Ты в ту ночь нёс какую-то потрясающую чушь, говорил глупости, но мне было, в общем-то, все равно, что ты говоришь, мне было важно просто слышать твой голос. И я как-то даже не поняла сначала, что ты уходишь. Не поверила. Ведь в это странно поверить – что вдруг тебя не станет. Это невозможно – просто думать об этом. Так мне тогда казалось. А сейчас – смотри-ка, вроде бы и хорошо все. Только вот тебя давно уже нет. И не было как будто. И даже если бы и не было тебя совсем – чтобы изменилось? Как бы я тогда узнала, что любила тебя?

Он. Заклинание 3. «Встреча».

Сквозь смех всегда входя
в одни и те же двери,
не веря, веришь,
в то что есть еще среди людей — незвери.

Задумчиво и тихо тлеет
в руке осколок чьих-то сбывшихся надежд.
Часам — стоять,
а пальцам — мерзнуть
в бреду бессмысленных ночей.

Смотри,
ничей, такой же, как и ты,
прошел чужой знакомый,
чтобы продеть тебе в петлицу розу,
похлопать по плечу,
уйти,
махнув рукой такому же, чужому.

Сегодня свечи чуть коптят,
и музыки почти не слышно.
В этих стенах
проходит жизнь,
теряясь незаметно,
и тихо тонет вся
в бокале,
там, внутри…

Глаза вокруг — пусты, темны и молчаливы.
Но за руку меня ты не бери,
смотри — ничей, такой же, как и ты,
прошел чужой знакомый,
чтобы продеть тебе в петлицу розу,
похлопать по плечу,
уйти,
махнув рукой такому же, чужому.

Она. Монолог 4. «Про Одиночество».

.. сны такая странная штука. Вот приснится чушь, и ходишь потом весь день с осадком на душе, и ничего не можешь с собой поделать. Сегодня приснился ты. Будто ты сидишь на огромном поле, и ничего вокруг тебя нет, ни людей, ни зверей, ни камешка ни одного – только туман вокруг да бесконечность во все стороны. И ты сидишь, на этом каменном поле, голову опустив, и ждешь чего-то. И шепот вокруг тебя будто в сто тысяч голосов – вроде бы тихий, но такой страшный, что мороз по коже. И я так испугалась, когда увидела тебя. Хотела побежать к тебе, только там почему-то двигаться нельзя совсем. А ты голову поднял, смотришь на меня и будто бы не видишь. И глаза у тебя пустые и черные. Жуть, я чуть не расплакалась. Что-то было в твоих глазах такое, что не описать словами. То ли это самое поле в тебе самом, то ли отчаяние, то ли разочарование, то ли болезнь. Я потом проснулась и плакала. Совершенно не представляю, почему ты мне до сих пор снишься. Тебя ведь уже нет давно. И где ты, я тоже не знаю. Только бы это было неправдой. Только бы ты был не там. Не в этом тумане.

Заклинание 4 “Среди мертвых”

Туман — не ближе шага от тебя.
Слова чуть глуше, мерзлой чередою,
Едва касаясь высохшей земли,
Прошли насквозь, и ранить не смогли
Камней, заплаканных не мной и не тобою,
Деревьев, впавших в нездоровый сон.

Казалось бы, здесь что-то о любви.
И в письмах тех, что так и не прочел,
И в том потустороннем мертвенном собачьем лае,
В тех шорохах вокруг,
В кружащей сумеречной черной стае,
Клянящей в голос весь холодный мир вокруг,
В кольце на пальце,
В снах, что умирают, оставив только горечь на губах..
И страх, что никуда не исчезает,
Как ни молись, как ни зови, как ни проси — спаси!

Казалось бы, здесь кто-то что-то знает.
Казалось бы, здесь что-то о любви.
Ты — понимаешь, я — не понимаю сорвавшийся полет осеннего листа.
В тумане предо мной танцует пустота,
В гремящее стокатто обрываясь.

Зачем я здесь?
Куда я без тебя?
Слова чуть глуше, мерзлой чередою,
Едва касаясь высохшей земли,
Прошли насквозь, и ранить не смогли
Камней, заплаканных не мной и не тобою,
Деревьев, впавших в нездоровый сон.
Казалось бы, здесь кто-то не спасен.
Казалось бы, здесь кто-то умирает.

Ты — понимаешь, я — не понимаю сорвавшийся полет осеннего листа.
В тумане предо мной танцует пустота,
В гремящее стокатто обрываясь.

Она. Монолог 5. “Без слов”

..осень наступила, по утрам уже легкий мороз. Вспоминала сегодня, как мы с тобой ездили на море. Помнишь, ты закопался в песок целиком, одна голова торчала? Вот бы туда сейчас. И вообще я не понимаю, почему мне приходится жить здесь, а туда ездить отдыхать. Почему не наоборот? Хотя вряд ли я сюда захочу ездить даже на отдых. Слишком уже здесь все стало привычным и будничным. А в тот раз мы с тобой так смеялись, было так здорово, и понимали друг друга без слов. Времени как будто и не было совсем, оно было будто растянуто. Есть в этом что-то глупое – вспоминать в серый холодный осенний день солнце и море. Все равно, что думать о тебе и полагать, что от этого ты решишь мне позвонить. Так же безнадежно и нелепо.

Он. Заклинание 5. “Издалека”

Гул парит, и пара лет пролетит.
Незаметная печаль – промолчит.
Мимолетная тоска промелькнет.
Еще нет, но скоро – солнце взойдет.

Голос тих, и тише запаха трав.
Ты права, а я конечно, не прав.
Ты глядишь издалека на меня,
Из воды, а я – сижу у огня.

Она. Монолог 6. «Прости».

.. сегодня выпал снег. Утром проснулась – смотрю, белое все такое стало. Странно так смотреть на привычные пейзажи, покрытые белым. На дома, на людей. Знаешь ведь, что внутри ничего не изменилось у предметов. Что все то же самое, но вдохнешь – взглянешь – и вот кажется, что стало как-то чище, спокойнее, и вроде бы впереди что-то появилось, и внутри затихла заноза. Будто бы знаешь, что все будет хорошо. Как будто снег выпал и внутри меня тоже, успокоив что-то. Сегодня гуляла около реки, там так красиво, когда солнце заходит. Вода еще не совсем замерзла, льда нет, снег спрятал все уродство, которое было на виду. Только вот вороны. Кружат и каркают. Черные, колючие, будто не живые совсем. Хотела тебе позвонить, только вспомнила, что смысла нет. Стояла и смотрела на ворон. Знаешь, такое ощущение, что в воздухе остаются следы от их когтей. Глупая мысль, но меня передёрнуло. Хотела что-то сказать тебе важное, но потом вспомнила, что уже поздно, и ничего не изменить. Замерзла. Ветер холодный. Ты меня прости, ладно?

Он. Заклинание 6 «Считалка»

тихим смехом
рвутся нити
жмутся дети
этим страхом
этим прахом
крахом чуда
приходящим ниоткуда

из тумана
там во мраке
охи ахи всхлипы стоны
мне почти что невесомо
наблюдать за тем как тонут
наблюдать как гаснут сети
в черноте пустого взгляда
что-то рядом
что-то ближе
ни-откуда
не-навижу

если весел и умен
выходи из круга вон
выходи из круга вон

тут таким как ты
не место
место лести
место мести
место песни
ни о чем

тихим ветром
гаснут свечи
этой речи
время лечит
не тебя
и не меня
умирай судьбу кляня
умирай судьбу кляня

или
оставайся в круге
здесь мы вместе друг за друга
цепкой частью одного
не боимся ничего
ничего не понимаем
ничего не принимаем
и не слышим черноты
что вокруг
и я и ты
что-то рядом
что-то ближе
ни-откуда
не-навижу
если весел и умен
выходи из круга вон
выходи из круга вон

Она. Монолог 7 «Лёд»

..вот говорят, что характеры людей зависят от погоды. Что где живешь, таким и будешь. И вот дует ветер неприятный, и земля – черная и жесткая, и какой-то холод во всем, проникающий будто в сами кости, пробирающий до самой души. И лето ли, зима ли – лицо у моего севера суровое и древнее. Вроде бы есть что-то жесткое в этом и страшное, и я сама уже стала такой, наверное – как осколок льда в руке, колкий и твердый. Привыкла терпеть, спряталась в броню, завернулась от вечного мрака. Но я ведь часть всего этого. И этот древний и великий холод во мне – мне кажется, что он придает мне сил. Будто я не я совсем, а частичка чего-то великого, огромного и непонятного. Будто бы север – это я и есть. И любим мы здесь – словно бьются, переплетаясь, два вмерзших в ледяную землю сердца. Среди снега, среди ветра, среди холода – любим. И, наверное, никто так не может любить, как здесь. Как же я тебя ненавижу.

Он. Заклинание 7. «Север»

Твои покровы снега невесомы.
Все больше солнца прячется в истоме холодных туч.
Без дна провал багровый.
Все больше солнца, тягостного звона
из тишины, струящейся повсюду.
Сковавшей льдом и страхом.
“Не забуду!” – кричал закат. Но кончился мгновенно. Слепая ночь нашаривает стены.
И кто-то дышит рядом, согревая.
Все сны твои обняв, оберегая,
зажав в руке стенающее время
чтобы не бежало мимо. По ступеням
восходит звездность в небе леденелом.
Чернее черный, и белее – белый.
Едва касаясь лунного забвения,
в твоих глазах застынет на мгновенье.

Она. Монолог 8 Кто согреет землю?

.. сегодня несколько часов смотрела в окно и вспоминала тебя. Как ты стоял под окном летом под дождем и курил, глядя наверх, там где мое окно. Думал, что я не знаю. А я погасила свет и смотрела на тебя. Ты стоял вон под тем фонарем, там уже много снега нападало за ночь. Знаешь, у меня есть мечта. Чтобы я смотрела из окна, и там шел снег. Представляешь, он падает, медленно, плавно, не спеша.. и тает, не долетая до земли — хлопьями, густой, холодный. И тишина вокруг. Представь это на секунду. Белое-белое все вокруг – и на земле – ничего. Ей ведь — земле тоже бывает холодно, правда? Особенно по ночам. И кто ее согреет? Тебя могу обнять я. Могу обнять, прошептать тебе на ухо какую-нибудь глупость, погладить, и станет тепло обоим. А кто обнимет ее? Кто убаюкает ее ночью? Ведь ей наверняка тоже бывает холодно и одиноко.

Он. Заклинание 8. «Колыбельная Ветров»

Приходили ветры, приходили ветры
С северной стороны.
Зажигали звезды, зажигали звезды
Над горой.
Прогоняли беды, уводили беды
Беды – с собой.
Провожали солнце, провожали солнце
Солнце – домой.
Замолчали птицы, не допели птицы
Песню в ночи.
Все, что увидишь, что тебе присниться
Будет с тобой.
Все, что увидишь, что тебе присниться
Будет с тобой.
Приходили ветры, приходили ветры
С северной стороны.
Зажигали звезды, обнимали крепко,
Сны несли.
Зажигали звезды, обнимали крепко,
Сны несли.

Читайте также:

Постановление Медведева о стипендиях: жить можно?

Дорогой ты наш Хоббит

Осенние голодовки Толоконниковой


Комментарии:

Черная книга: Он и Она. Пьеса: 1 комментарий

Добавить комментарий