Пустые земли

Последние месяцы заметил за собой одну пугающую перемену, которую не мог сформулировать, пока не прочитал повесть “Пустые земли” Алексея Калугина. Книга понравилась, не считая нескольких моментов, где автор откровенно стебался над читателями. Стебался он из-за того, что считал себя способным явно на большее, чем писать повести о жизни бродяг зоны Чернобыльской АЭС, и написал книгу, скорее всего, ради денег. И написал хорошо, сделав профессиональный хороший текст. Но речь не об этом. Образ Джагера прорисован очень хорошо, и прочитав книгу, я понял, что со мной происходит. События последних лет меня привели к тому же самому состоянию, в котором и находился главный герой романа, брошенный подыхать в центре зараженной радиацией территории, кишащей мутантами и бродячими мертвяками. Те, кто должен был ему по идее помочь, не просто ему не помогли, а еще перед тем, как бросить умирающего от потери крови и ожогов, забрали его оружие, ПДА и снаряжение. Он выжил, но потом на все вопросы о смерти отвечал: “Я не боюсь умереть, потому что я мертв”.

Так вот, я нашел формулировку своему состоянию – я мертв. Просчитав всю картину произошедшего за последние несколько лет, и увидев все в целом, без белых пятен, сопоставив факты, я умер. Правильно кто-то говорил из древних, “во многом знании – много скорби”. Совершенно не представляю, как я смогу к кому-то привязаться или полюбить. То место в душе, которое отвечает за страх, гнев, любовь — будто вырезано скальпелем. Джагер в романе не стал убивать тех, кто его подставил. И я тоже. Это уже ничего не изменит. Кусок души обратно не пришьешь.