Пелевин, книга, роман, Бэтмен Аполло

Просыпайтесь Граф, или Идите в.. «t'[отзыв по роману]*

Сразу оговорюсь, что, как и каждый новый роман Пелевина, «t» оставил в душе смешанное чувство. Здесь было и сожаление, ничуть не надуманное и невымученное, сожаление за автора, который не смог справиться с тем обширным замыслом, который он попытался осуществить. Тут было и восхищение масштабностью мышления, гротескностью образов и легкостью манипулирования множеством потоков мыслительной деятельности мастера, коим безусловно является Виктор Олегович™. В целом ощущение от книги можно выразить пелевинской же аллегорией о матросе, который вышел на палубу крейсера, которого нет, там ему дали в морду, подарили много денег, тут же отобрали и велели все забыть.. за точность цитирования не ручаюсь, но смысл примерно таков.  

Читателя думающего по прочтении последней страницы ждет именно потрясение. Однозначной оценки «t» нет и быть не может, так как все сделано настолько красиво и умно, что даже авторские на вид ляпы можно отнести к утонченной игре стиля, не побоюсь этого слова — бренда. Ведь тому, кто дочитает эту книгу до конца, сразу станет очевидно, что «t» в данном случае — символ, указывающий на то, что не нуждается ни в каких указаниях и обозначениях. Вполне возможно, что буква могла быть совершенно любой, либо же ее не могло быть вовсе — смысл произведения от этого ничуть бы не изменился и не от этого не пострадал.

Роман «t» рекомендуется читать только в совокупности с другими произведениями автора. Без этого невозможно оценить тонкую игру смыслов, переходов и параллелей. Для примера могу указать на книгу «Чапаев и Пустота», в которой Петр, на берегу Невы революционного Петербурга испытывает некое мистическое видение. Лев Толстой на коньках, пересекающий реку Стикс, убегающий от Цербера, стража мира мертвых. Данная фантазия Петра Пустоты нашла свое отражение в новом романе Пелевина в полной мере, став едва ли не ключевым эпизодом авантюрных похождений графа.

Оставим на совести автора множество моментов, в которых он цитирует уже многократно прописанные в своих книгах идеи и концепции, тем более что идеи эти не потеряли своей свежести и глубины. Но очевидно и то, что перед нами – Пелевин помудревший еще более, чем когда либо, Пелевин, переосмысливший самого себя, ни на минуту не перестающий самосовершенствоваться и развиваться как личность. Мудрый, заматеревший, но не перестающий шутить и улыбаться.

Я не буду здесь останавливаться на описании сюжета и смаковании деталей построения романа, мой отзыв ни в коем случае не претендует на классическую рецензию. Но я могу с уверенностью предположить, что этот роман мастера не будет популярен. Здесь есть казалось бы, противоречие. Пелевин, написав роман, в котором персонажи знают о том, что они персонажи романа, где один из смыслов – высмеивание последних тенденций в мире литературы, фактическое моральное уничтожение конъюнктурщиков и юзверей, пользующих наемных рабов по рублю за страницу.. Тем не менее, сам роман выстроен именно по такому принципу. Чуть ли не нарезанный кусками, с ощутимыми швами на стыках фрагментов, нацеленный на “пипл схавает” – но это лишь еще одна из шуток мастера. Противоречие именно в этом. Выстроенный по принципу популярного духовного фастфуд для пипл схавает, он настолько сложен и настолько близок к священным писаниям, что я практически уверен, что каждый пятый читатель даже не дойдет до конца книги. Вздохнет, поморгает и закроет. И будет в чем-то прав. Пелевин, в ранних своих произведениях хотя бы указывал на ум читателя, давая ему возможность оценить всю тонкость юмора и аллегорий. Но в последней книге совершенно очевидно, что Пелевину на читателя наплевать. И он об этом прямо пишет в одном из диалогов между героями.. Роман ради романа. Повествование как само по себе. Мастер больше не нуждается в понимании публики. И роман его, используя его же образы, можно описать как ту самую дыру в отхожем месте, на которую указывал Линь-Цзы, отвечая на вопрос о природе Будды. То самое место, которое невозможно ничем засорить, и в котором не может быть ничего грязного и надуманного, потому что в нем нет совершенно ничего. И это что-то настолько близко к тому, что всегда пытался выразить в своих книгах Пелевин, что можно назвать роман “t” вершиной его литературной карьеры. Он нашел, то, что искал, и выразил то, что хотел. А читатель? Читатель не имеет значения. Как и нелепое словосочетание “Оптина Пустынь”, куда безуспешно стремился всю книгу граф Т.

Приятного вам чтения, господа. Это лучший роман Пелевина.