История Десятая, в которой Клювом Лучше Не Щёлкать*

Красивые гирлянды в ночном Оренбурге прямо на улицах

.. “Снимаем кассу” – этих слов Олеся боялась весь день. Она хмуро смотрела на бегущую из кассового аппарата ленту, уже зная, что там увидит. Там, внизу, маленькими цифрами, в самом конце белой полоски. После несложного вычитания на калькуляторе, она узнает, что в кассе не хватает пяти тысяч рублей. Она делала вид весь день, что все нормально. Что ничего особенного не происходит. Она смеялась над шутками подруг из отдела бытовой химии, приветливо выслушала анекдот, который ей рассказал молодой охранник Коля в костюме и с рацией, который от скуки часто прислонялся к кассе и, когда не было посетителей, развлекал Олесю как умел. Правда, сегодня все заметили, что с ней что-то не так. Улыбалась она как-то растерянно, и над сегодняшним анекдотом Коли засмеялась невпопад, полностью погрузившись в свои мысли. Это был ее второй месяц на этой работе. Время, когда допускать ошибки уже не рекомендуется, тем более – ошибки крупные.

ЭТОТ зашел в четвертом часу вечера, когда в зале бродили два-три человека, под ленивым взглядом охранников. Что он покупал, Олеся никак не могла вспомнить. Перед глазами стояло только его лицо, со сдвинутой на затылок кожаной кепкой. Даже не лицо, а светло-зеленые глаза, и улыбка такая широкая и добрая, что дух захватывало. Она утонула в этих глазах совершенно, и что было потом, не помнила совсем. Пришла в себя минуты через три, все еще дурацки улыбаясь и что-то бормоча. Правый лоток кассы – там, где лежали тысячные купюры – был пуст. Она сначала провела рукой по лицу, приходя в себя, потом перевела взгляд на оставленную незнакомцем открытку, которую он бросил, уходя перед ней. На открытке была изображена какая-то странная птица, исчезающая в пасти лисы. Под этой картинкой была подпись “Не щелкай клювом!” Это было слишком. Олесиной выдержки хватило ровно на то, чтобы попросить подменить ее на кассе, и дойти до туалета, где она закрылась и разрыдалась. Плакала она минут двадцать, причитая в полголоса, и утирая бегущую по лицу тушь..

.. Стас перешагнул огромную лужу, в которой грязь смешалась со снегом, и шагнул в обменный пункт. Оглядевшись по сторонам, отметил дремлющего на стуле охранника, который при его появлении было повел головой, но, наткнувшись на взгляд Стаса, уронил голову обратно на грудь и захрапел. Улыбаясь, Стас достал из кармана два аккуратно вырезанных кусочка из чистого белого листа бумаги под размер стодолларовых купюр, наклонился к окошку и сказал, протянув резаную бумагу:

— Поменяйте двести, пожалуйста. Да. Да бог с вами, девушка, зачем вам мой паспорт. Не нужно вам его, это совершенно точно.. Да-да.

Потом привычно “коснулся” сознания сидящей перед ним девчонки. Взгляд ее “поплыл”, как обычно он это привык видеть, на лице ее появилась привычная же улыбка. Она аккуратно сложила нарезку в лоток с долларами, отсчитав на калькуляторе сумму в рублях. Стас сложил деньги в карман, улыбнулся, перехватил взгляд девочки, сказал “спасибо”, и вбросил ей в сознание образ мужчины со светло-зелеными глазами и кожаной кепке, сдвинутой на затылок. Почему Стас зашвыривал своим жертвам образ своего кореша, который давно уже мотал срок под Таганрогом, он и сам не знал. Может быть, хотел отомстить за когда-то уведенную жену.. но это было очень давно, и, скорее всего, в нем рассуждал холодный расчетливый материалист, который справедливо полагал, что корешу уже все равно, а ему еще жить. Потом, уже выходя, хлопнул по плечу охранника, сказав:

— Не спи, служба.

И сунул сигарету в зубы, на ходу застегивая куртку. Пошарив в потоке машин взглядом, он прищурился, потом вовсе закрыл глаза. Постояв минуту, открыл глаза и, развернувшись в противоположную сторону, направился к стоящей на обочине “BMW”, на боках которой прямо на тонком льду кто-то вывел пальцем “Согрей меня”. Откинувшись на заднее сиденье, он улыбнулся сгорбленной над рулем напряженной спине, затянулся и стряхнул пепел сигареты на пол:

— Не надоело еще подначивать? Спецом машину переставил? Ты же знаешь, от меня не спрячешься.

Сгорбленная спина за рулем устало вздохнула:

— Там бобон ментовский шарился. У них какой-то очередной “Смерч”, “Буран”, или еще х*** собачья очередная. На**** мне эти проблемы. Просто решил – чем дальше стоишь, тем меньше проблем.

Стас некоторое время смотрел на водителя, потом расслабился, достал из кармана пачку денег толщиной с ляжку охранника из обменного пункта, и кинул на переднее сиденье:

— Вот деньги, передашь Абраму. И я больше ничего ему не должен. Там на пять штук больше, так что можешь взять за ожидание..

Тот, что сидел спереди, вцепившись обоими руками в руль, хмуро повернул голову и посмотрел на деньги. Потом сквозь зубы спросил:

— Это ты за день, что ли столько делаешь?

Глаза Стаса нехорошо заблестели, и он перегнулся вперед так неожиданно, что сидевший спереди человек шарахнулся от него в сторону, сильно ударившись затылком о дверь. Он закрывал глаза рукой, отворачиваясь. Стас расхохотался, снова расслабленно падая на заднее сиденье:

— Тебе завидно, что ли? Что ты вот за баранкой.. а я вроде как могу и не парясь? Ты зря глаза отводишь. Мне чтобы тебе оформить инсульт, тебе даже в глаза смотреть не надо.

Водитель отряхнулся, свозь зубы шипя и потирая отшибленный затылок:

— Да пошел ты. Я в прошлый раз после твоего взгляда в стационаре отлеживался месяц, думал п****ц мне пришел по полной. Смотри, к****, доиграешься. Тебе сидеть бы тихо, а ты вы******. Если бы не Абрам, тебя бы уже давно..

Стас без улыбки посмотрел в затылок водителю и сказал:

— Ну-ка дай сюда свою правую ладонь.

Он озабоченно смотрел на догорающую сигарету.

Сидящий за рулем обмяк, и, гладя перед собой, протянул руку назад. Стас аккуратно загасил окурок в его ладони, следя, чтобы она потухла полностью. Запахло горелым мясом. Водитель неподвижно и молча сидел, похожий на выключенную куклу, дожидаясь, пока Стас закончит. После того, как он очнулся через пять минут, в машине уже никого не было, и он посмотрел на обожженную руку с зажатым в ней бычком с недоумением. Голова не болела. Он молча убрал лежащие на переднем сиденье деньги в целлофановый пакет и скинул на пол, подальше от чужих глаз. Потом завел двигатель, дождался просвета на дороге и медленно тронулся с места, удачно вписавшись между старенькой “маздой” дурацкого лилового цвета и грязным маршрутным автобусом.

*Внимание! Все действующие лица и события вымышлены. Любое совпадение с реальными событиями следует считать случайным.

**Данный текст является авторским. При копировании рассказа или его фрагментов необходима ссылка на блог “Хроники Заката”.

***©Хроники Заката. Роман без начала. История десятая.