[Специально для блога “Хроники Заката”. Комментарий к происшествию*]

 (100x100, 8Kb)Комментарий к событиям в Перми, где при пожаре в ночном клубе погибло свыше ста человек. Свой взгляд на данное событие дает редактор издательства «Научная мысль» Академии наук Украины Ярослав БОГДАНЁК.

На Украине такой большой катастрофы нет уже несколько лет. У нас правила соблюдают больше с немецкой строгостью. Немецкий принцип прост: соблюдай правила и останешься жив — ведь правила написаны на основе изучения причин гибели людей. Когда правила не соблюдают — кто-то из известных украинцев гибнет (например, разбивается на машине от быстрой езды) — и снова все стараются соблюдать те правила, которые понимают. Шесть лет назад одна киевская телеведущая неслась на машине в ресторан, о котором готовила передачу (она вела передачу о киевских ресторанах). Её машина взлетела на четыре метра в небо и прошила рекламный щит. Девушка погибла. Известные киевляне решили, что лучше опоздать на работу чем умереть ради карьеры — и пять лет соблюдали правило не ездить по городу быстро. Пока этим летом один телеведущий ранним утром не превысил скорость на малооживлённом проспекте и тоже погиб. Собрались на помошь вдове, сиротам и теперь снова соблюдают это правило — жизнь показала себя.

На Украине сильна гласность, поэтому все нарушения и гибель после этого людей освещаются в СМИ и до такого, как в Перми, часто не доходит потому, что люди сами опасаются нарушать правила, зная из новостей о том, что в похожей ситуации произошли опасные события. Я полагаю, что в России до сих пор с этим проблемы: как с гласностью, так и с возможностью людей знать о событиях, которые могут быть примером. Я думаю, что в гласном обществе люди лучше информированы о проблемах, и потому осторожнее.

Вот, к примеру, поехали политики Партии регионов Украины пять лет назад охотиться на кабана. Напились. Увидели на дороге волка, начали стрелять. Один, Евгений Кушнарёв, встал перед другим, своим приятелем-капиталистом, а тот встал на колено и с колена разрядил ружьё… в живот другу. Евгений Кушнарёв умер в больнице. Информация активно освещалась во всех СМИ. Результат — теперь все знают, что будь ты хоть кто — на охоту лучше пьяным не ездить.

А сравните Сибирь? Поехал губернатор края в этом году охотиться на горных баранов, приказал лётчику спустить вертолёт пониже, после чего все погибли. В России информация об этом запрещена к освещению в СМИ. Так люди знали бы, что попытка отдавать команды профессиональному лётчику или водителю может привести к смерти, поостереглись бы руководить даже водителем своего автомобиля. Но откуда им знать? Ждём новых похожих смертей, но уже в машинах.

Ошибка руководства клуба “Хромая Лошадь” в том, что они обвесили клуб легковоспламеняющимся материалом (хворостом). И в том, что, думаю, простовато отнеслись к самой возможности пожара. Несомненно дали взятку пожарному инспектору и забыли, как о дурном сне. Запасные выходы были завалены каким-нибудь барахлом, и толком не было известно, куда выводить людей при пожаре. Возможность выхода для толпы — это очень важно. На моей памяти есть случай, когда в Беларуси даже в подземном переходе люди однажды задушились в толпе, когда пошёл дождь и все кинулись в переход от него прятаться — у нас про это сообщали СМИ. Что касается “Хромой Лошади” в Перми, то в таком увешанном хворостом месте разрешить пьяный фейерверк в потолок — полное отсутствие чувства опасности. Уже это ошибка — хворост и фейерверк. Дальше уже остальное от них и не стоит требовать — раз уж они это сделали. Осторожному руководству клуба следовало бы выслушать пожарника во время инспекции и спросить, а что бы он рекомендовал на всякий случай — а потом уже взятку давать. И рекомендации пожарного инспектора по возможности выполнить. Например, не держать запасный выход заваленным, повесить схемы аварийной эвакуации, как во всех ресторанах домашней кухни в столице.

Допустим, мой приятель пошел ночной клуб и там сгорел. Для его родных если это была бы потеря кормильца. В списке погибших — сотня человек. Они молодые, здоровые люди. Я думаю, родственникам следует создать организацию и подать иск как на владельцев клуба, так и на государство. Несомненно в клубе есть справка о том, что он не предстваляет пожарной опасности. Пожарный чиновник выдал её за деньги не как человек, случайно проходивший мимо клуба и подумавший: «А не написать ли мне для них справку какую-нибудь?» Нет, он выдал её от имени государства, потому что государство заведует пожарной безопасностью. Иск к государству — дело медленное и заканчивается оно в международном суде. У нас на манёврах как-то раз украинские ПВО ракетой сбили пассажирский самолёт, летевший из Сибири на Ближний Восток. На Украину подали в международный суд и она через несколько лет выплатила родственникам погибших компенсацию.

Всякая мобилизация людей — событие постфактум. Превентивно все правила уже существуют, но соблюдать их начинают после события, после гибели людей.

Что касается России, то у нее уже богатый опыт прецедентов. К примеру, два обвалившихся аквапарка. На этот раз мы видим, что невнимательное отношение к возможности пожара создало обстоятельства для гибели людей. Что будет следующее? Бог весть.

Человек гибнет на улице потому, что переходит дорогу не по зебре. Итак, мы видим множество людей, которые должны погибнуть. Но не знаем, кто погибнет. Так и с катастрофами — кто знает, где она случится в следующий раз?

*Внимание! Текст является уникальным материалом. При копировании текста либо его фрагментов необходима ссылка на блог “Хроники Заката”.