История Одиннадцатая, В Которой Лед Растаял*

Сцена 1/

Комната в офисе фирмы. Стол, на котором большой черный телефон-факс с множеством кнопок, огромный плоский монитор, Петр Иванович сидит в кресле на колесиках и пьет виски “Black Label”, задумчиво перекатывая в низком стакане пару кубиков льда. Жалюзи на окнах опущены. Он держится за лоб и потирает его. Крупный лысый мужчина в белой рубашке с подтяжками. На столе в тишине начинает работать факс и из него лезет длинная лента бумаги. По селектору раздается голос женщины: «Факс по контракту на алюминий». Петр Иванович вздрагивает как лошадь, которую ударили кнутом, и поворачивается к факсу. Становится видно, что он очень бледен и под глазами круги. Он некоторое время сидит, перекосившись в кресле в позе мучительного ожидания, игнорируя факс. Раздается звук мобильного телефона лежащего на столе. Это обычная простая мелодия под старый дисковый аппарат. Петр Иванович некоторое время смотрит в пустоту перед собой, потом механически берет трубку и смотрит на экран. На нем надпись «Номер не определен». Поморщившись, Петр Иванович нажимает на кнопку ответа и отшатывается от трубки. Из нее слышен пронзительный визг странного звучания. Мобильный вываливается из рук и со стуком падает на пол, разваливаясь на части. В воздухе запах изоляции. Слышно как из приемной доносится стук каблуков и голос: «Ждите!», смешанный со звуком принтера и приглушенной песней из радиоприемника. Петр Иванович некоторое время стоит с вытаращенными глазами, протянув руку вперед, будто собрался с кем-то поздороваться. Рот его полуоткрыт а глаза вытаращены. Слышно, как в цилиндрическом аквариуме у стены плеснула хвостом золотая рыбка.

Петр Иванович опускает руки и стоит некоторое время неподвижно, безвольно понурив плечи. Потом, волоча ноги, берет свой плащ, отмахнувшись от секретарши не говоря ничего, выходит из офиса. На столе в плоском низком стакане в едком виски подтаивают кусочки льда.

Сцена 2/

Петр Иванович, тупо глядя перед собой, выводит машину в поток и едет на окраину города. Потом, как-то обмякнув мышцами лица, разгоняет свое «BMW» до двухсот километров в час. Голова его запрокидывается назад, и машина врезается в рекламный щит, где Джон Лу с бокалом в руке излучает оптимизм на осенние лужи российского мегаполиса. Вся передняя левая половина машины смята, Петр Иванович вылетел через лобовое стекло, одна из рук завернута за спину под неестественным углом. В двадцати метрах от рекламного щита в полутьме из подержанной иномарки выходят двое. Лиц не видно. Один закуривает и отворачивается, второй просто смотрит в сторону разбитой машины и что-то говорит в мобильный. Слышны слова «да», “звери”, «труповозка», «готово».

Сцена 3/

Малоприметная квартира в хрущевке, старый шкаф с книгами, на ковре сидит старичок лет 70-ти, поджав под себя ноги. Глаза его закрыты, рот полуоткрыт. Морщинистое лицо разглажено и спокойно. С кухни доносится голос двух женщин и звук чайника со свистком. Старик шевелит губами, но разобрать ничего нельзя. С кухни доносится выкрик девочки: «Дедушка пойдем чай пить!» Дернув головой назад, старик, открывает глаза, некоторое время глядя в пространство. Потом медленно проводит рукой по лицу, вытирая руки о старую рубашку, будто проверяя, на месте ли его тело. Потом, кряхтя, ковыляет в прихожую, в которой стоит старый дисковый аппарат. Набрав номер, он, подобострастно прогнувшись, скрипит в трубку: «Любаша, лед растаял, да. Так и передай, все хорошо». Он кладет трубку, улыбка медленно сползает с лица, и видно, что глаза у него пустые, очень чистые и блестящие, как у лошади. Потом, еще раз проведя рукой по лицу, повторяет вполголоса: “Лед растаял”.

P.S. Внимание! Все события и действующие лица вымышлены. При копировании фрагментов текста или текста целиком необходима ссылка на блог «Хроники Заката»