[Slaughterhouse of the Rising Sun/ смысловой анализ]

Вот в такой одежде я хожу обычно по осеннему Оренбургу

Хочу порекомендовать один фильм, про который мало кто что знает, поскольку это кино не для большого экрана. Он изначально не ориентирован на широкую публику, потому что является одним из примеров классического концептуального кино. Парраллель для большей понятности можно провести следующую — представьте Егора Летова и Валерия Леонтьева. Вот также будут различаться обычный голливудский блокбастер и этот глубоко философский фильм, который кто-то по ошибке отнес не то к фильму ужасов, не то к комедии.

Название фильма Slaughterhouse of the Rising Sun — дословно можно перевести как «Дом адской резни восходящего солнца», что является смысловой отсылкой на народную американскую песню House of Rising Sun. В строках этой песни дом этот ни что иное, как вместилище загубленных душ, которые обречены влачить жалкую жизнь, с загубленными мечтами и именно поэтому эта песня так популярна. Легкая грусть возникает у любого, кто слушал ее хоть раз, но тем не менее в ней есть нечто очень воодушевляющее — надежда. Эта песня является одним из символов Америки, той самой, старой доброй Америки, которую так ненавидит режиссер фильма Slaughterhouse of the Rising Sun. Врагом Америки новой, свободной и красивой.

Фильм начинается с порносцены, которая выглядит даже смешно, потому что это порно при участии карлика. Главная героиня фильма — актриса Дженифер, во время самого акта испытывает то самое, что некоторые психиатры называют просветлением. Она понимает, что занимается чем-то совсем не тем, что хотела делать всю свою жизнь, и вместо светлого будущего она находится в комнате, стоя на карачках, а сзади пыхтит непонятное существо. Ее посещает знаменательная галлюцинация — она видит свою сестру, которая утонула в детстве. Сестра смотрит на нее так укоризненно, что карлик немедленно получает каблуком в промежность, а сама Дженни впадает в аффективно-истерический припадок и приходит в себя только в психиатрической лечебнице.

Остановлюсь на этом моменте отдельно, потому что это очень важный момент. Во-первых, обратите внимание, как перекликается начало фильма с сюжетом песни? Песня, кстати написана про реально существующий публичный дом в Орлеане. Не исключаю, что там действительно были карлики, которые не раз приходили известно с какой целью. Группа «Animals», сделавшая песню самым продаваемым и популярным хитом, пела ее несколько не в той на мой взгляд, тональности, что в старые добрые времена напевали проститутки. На мой взгляд она будет хорошо петься в трактирах или ночью, за грустным застольем, как «Hey, Jude».

Вернемся к нашей Дженни, которая, выписавшись из психушки, отправляется домой к родителям, под присмотр, как не до конца выздоровевшая. Она очень стыдится то ли своих родителей, то ли сама себя, и немного подумав, просто едет в никуда, подальше из родного города, даже не показавшись матери на глаза. В чем причина такого поведения по отношению к своей семье — мы узнаем дальше. Дженни в детстве утопила в бассейне свою младшую сестру. Убила тайком, но навсегда запомнила ее глаза, чистые детские глаза, глядящие на нее из воды. В середине фильма эта тайна уже не может таиться внутри. Подобравшие Дженни бродячие то ли хиппи то ли просто банда сумасшедших убийц ни о чем не подозревают. А Дженни в свою очередь не подозревает, что эта банда давно разыскивается по всей стране за череду страшных массовых убийств, которые совершены просто с ужасающей жестокостью. Они никогда не остаются надолго в одном месте, и всегда держатся друг друга, путешествуя из города в город. Они так улыбчивы и так легко предлагают ей присоединиться к их дружной «семье». Вы вероятно помните, что песня про «Дом Восходящего Солнца» так бодро звучащая из множества окон в свое время, была долгое время и гимном хиппи, которые протестовали против обычного образа жизни. Они не желали рушить свою жизнь в обычных рамках, терять свою свободу, ветер и солнце. Они не желали соблюдать правила. Но вы наверняка помните также такую фигуру, как Чарльз Мэнсон. Знаменитый психопат и убийца, объединивший в коммуну множество молодых людей, придумавший целую концепцию новой свободы, так долго остававшийся на свободе и погубивший множество жизней. Его прототипом стал в этом фильме лидер коммунны бродяг, приютивший нашу Дженни. Покалеченный с детства, плохо передвигающийся, но очень тщеславный.

Уставшая от всего Дженни благодарно соглашается ехать с группой милых молодых людей, проводит ночь у костра и чуть-чуть отогревается душой. Но здесь происходит нечто особенное. И без того не сильно здоровая на голову, она пьет коктейль по рецепту местного повара, состоящий из чудовищного количества наркотиков. Это вроде бы суп, но суп очень продвинутый, растаманский. Она испытывает чудовищное потрясение, погруженная в самые глубины своего сознания, и в этот момент с ней что-то происходит. Она видит смысл всего вокруг. Она становится другой. Банда хиппи едет наутро на новую стоянку — место, где по слухам, никто не живет, потому что у дома очень плохая репутация. Вроде бы как там то ли кто-то умер нехорошей смертью, то ли умирали все, кто там жил.. Главарь радостно направляет группу в спокойное местечко, где, возможно, можно чем-нибудь поживиться. По пути Дженни понимает, что с ней по прежнему что-то не так. У нее кончились прописанные врачом таблетки, кроме того, она не очень хорошо чувствует себя после вчерашних наркотиков. У нее начинаются выпадения сознания с провалами памяти. Начинается магия.

Как только банда приезжает на новое место, фильм из обычного еле смотрибельного помойного говна превращается в мистическое откровение. Человек не знакомый с пантеоном вуду даже не поймет глубины происходящих событий, потому что режиссер явно был не в себе и снимал скорее всего просто для себя. Ему было глубоко пофигу, поймет ли его зритель. Он дает только указания, намеки. На это указывает даже эпиграф в начале фильма, в нем фатальная обреченность предрешенного пути, обреченного на забвение. Дело в том, что на определенном этапе просмотра становится понятно, что вокруг Дженни нет никого, только духи пантеона вуду. Очаровательные девушки близнецы, с улыбкой перерезающие глотки — эшу Marassa, хромоножка — Ti-Jean-Petro, по юмору режиссера на костылях и беспомощный. Она убивает казалось бы подругу, с ужасом глядя на бритву в своих руках. Появляется Samedi, во фраке и цилиндре, чудовищно нелепый среди бела дня, разрезающий себе рот, указывающий на то, что Дженни только что убила не подругу, а Бриджит, еще одного духа, супругу барона. Она бьет призрака камнем, ничего не понимая, и идет, и сеет вокруг смерть, ничегошеньки не понимая. На этом этапе фильма начинается чернейшее вуду, самое жестокое, какое только возможно, обывателем воспринимаемое как простая резня. Но происходит нечто большее. Это война лоа. Это битва на уровне высших материй. Дженни становится вместилищем карающей силы, творящей равновесие.

Дженнифер не просто убивает. Она избавляется от своего прошлого. Ненормальные придурки вокруг нее — одержимы. Они профессиональные убийцы с многолетним стажем, и тела их уже им не принадлежат. И не осознавая того, Дженни чистит проклятый дом, в котором умирали хозяева десятилетиями, сходили с ума, и никто не мог даже убежать. И она чистит дом, чистится сама, и находит свои страхи, и убивает их. Она снова видит убитую ей в детстве сестру. Но та уже не держит на нее зла. Дженни вырезает сердце хромому хиппи на костылях, последнему оставшемуся в живых. В этот момент она уже не Дженни. Она получает новое имя, и она теперь не просто человек. Она избавилась от своих страхов и Дом Восходящего Солнца из грязного вонючего места разврата и кровавой бойни становится местом рождения нового существа высшего порядка. Она теперь Jezebel. Теперь ее именем будут заклинать нечисть. И ничего ей не смогла противопоставить банда убийц, они погибли сами, понеся наказание. Она обновлена и внутри и снаружи, и ей больше не нужны таблетки. Здесь образ публичного дома превращается в символ восходящего солнца. Это очищение в высшем смысле.

Именно за это я буду любить этот фильм. За глубину входящих в него смыслов. Потому что только поверхностному наблюдателю может показаться, что это второсортный ужастик, с налитой на полу краской под цвет крови. Дом Восходящего Солнца — это символ. И режиссер весь фильм очищал этот символ от того, что ему всю жизнь было отвратительно самому. И у него получилось. Больная на голову порноактриса в конце фильма становится сакральным существом, заклинателем нечисти. Респект режиссеру, его никто никогда не поймет до конца, и сгинет этот фильм на полках, как ненужное непонятное чтиво для быдлятины.



Комментарии:

Добавить комментарий