[Ожидание нового мира, Resident Evil/ эссе, кадры, цитаты*]

Ночные огни через стекло
Ночной город через стекло

Рассуждая о такой масштабной по всем параметрам постановке, нельзя не ощутить саму сложность обсуждаемого вопроса. Вот что, к примеру, может сказать о крупнейшей в истории человечества трилогии «Обитель Зла» средненький литературный критик? Или завидующий до дрожи в пальцах киносценарист, который давил и душил саму идею своего конкурента, но не смотря на это картина получилась, и получилась замечательно?

Первый камень трилогии, закинутый Полом Андерсоном на пробу в плебс, просто обязан был вызвать сильный резонанс в душах. К этому обязывает сама концепция игры, по которой столько всего снято, столько денег вложено. Снимая первую часть, уже наверняка знали, что будет вторая и третья, независимо от того, какие будут сборы. Мы с вами в этом смысле были обречены полюбить и проникнуться идеей нет, не игры. Идеей гораздо более глубокой, чем любая игра и фильм по ней.

Волей судьбы был обязан чести написать несколько обзоров по самой игре, положенной в основу трилогии для нескольких порталов. И могу сказать точно — игра сама по себе ничто. Имеет значение только дух, которым она пропитана. Я уже рассуждал на страницах этого блога о близости концепций Сейлент Хилла, S.T.A.L.K.E.R. и Resident Evil, и подчеркну еще раз — они очень близки, и совершенно точно, что фанат игры S.T.A.L.K.E.R. будет с упоением смотреть любую из частей Обители Зла и любоваться Милой Йовович, сопереживать убегающему от монстров человеку и при этом холодно просчитывать, сколько же было патронов у Элис в пистолете, когда она расстреливает собак. Посчитали? Пересмотрите этот момент еще раз. Фанат игры Сталкер вам и ночью разбуженный скажет, и пьяный в стельку, какая емкость у обоймы этого ствола и назовет год его выпуска и примерную рыночную стоимость. А еще он добавит недовольным тоном, что в зомби стрелять лучше из «винтореза» и точно в голову.

Что касается лично меня, то я всегда испытывал странную любовь не к сценам схватки с монстрами во всей трилогии картины, не к диалогам. Мне нравилось смотреть, как уставший от тяжелого дня главный герой делает привал в разрушенном дотла городе. Что у него еще осталась пара банок консервов, что еще есть патроны и желание жить, и вот, возможно, в следующем городе он найдет нетронутую заправку, где можно будет залить полный бак. Зомби и чудовища где-то неподалеку, но пока что их нет, и можно увидеть в обычном с виду человеке что-то такое, чего не видел раньше. Что он в принципе, такой же как ты, со своими слабостями и подвержен стрессу. Он может заплакать, расклеиться, или даже захотеть умереть. Тонкий ход голливудских режиссеров в этом смысле — дать понять обывателю, что и у супергероев тоже бывают проблемы.

Было очень хорошей задумкой со стороны создателей фильма сделать персонажем номер один именно девушку. Подозреваю, что в этом они солидарны с японцами-создателями «Silent Hill». Не знаю, как вам, а у меня лично вызывает глубокий внутренний трепет мысль о том, что подобные кошмарные приключения может пережить столь хрупкое и сексапильное существо, как Мила. В процессе просмотра фильма неизбежно возникнет ощущение сопереживания, сочувствия и как следствие — проникновение в саму идею картины. Если бы как в одной из игр Resident Evil, главным героем был тренированный спецназовец из подразделения S.T.A.R.S., сочувствия было бы куда меньше. Да и фильм тогда из культовой трилогии стал бы просто банальным ужастиком про зомби.

Слово «зомби», которое почему-то в фильмах серии Resident Evil вообще не звучит(как с неграми, которых в Америке принято называть афроамериканцами) разумеется, имеет более глубокие корни, чем идея Resident Evil и японцы со своей игрой. Возникнув в Африке, это слово изначально означало человека с парализованной волей, неспособного к сопротивлению. Человек, отравленный ядом природного происхождения, как правило нервнопаралитическим ядом, оставался жив, но лишался разума и способности мыслить как все. С полностью сломленной волей, он оставался рабом своего колдуна, отравившего его. Процедуру создания зомби я тут описывать не буду, так как об этом написано уже и без меня достаточно много, стоит почитать в этом смысле книги Зоры Херстон, там есть и точные названия отравляющих веществ, и описания ритуалов и даже фотографии. Все это уже известно. Но можем ли мы считать оживших мертвецов из трилогии настоящими зомби? Ведь по сути, это просто ходячие куски мяса, с остаточными электрическими импульсами в мозгу и набором простейших рефлексов. Ими никто не способен управлять, и в этом смысле я согласен с теми, кто рекомендует просто называть их «восставшими мертвецами». Об этом в трилогии много отсылок, как фоновых в видеоряде, так и намеков в виде цитат из первых фильмов Ромеро на тему оживших покойников.

Тема смерти всегда будоражила нас, всегда так или иначе цепляла. Один мой знакомый психолог как-то раз заметил, что постшоковое состояние возникает у человека в том случае, если он переживает непосредственную угрозу жизни. Во всех остальных случаях это можно считать просто стрессом. Он во многом прав, как и один мой приятель, который в разговоре заявил, что не прочь пострелять с крыши дома по ожившим мертвецам, «как в игре». Сама мысль о том, что ты можешь остаться один одинешек в городе, наполненным опасностями, заводит. Если ты при этом вооружен и обеспечен продовольствием и безопасным ночлегом — это превращается в сафари, вроде охоты. Но концепция Resident Evil куда глубже, чем может показаться на первый взгляд.

Хотим ли мы видеть друг друга на улицах наших городов? Испытываем ли мы радость, когда у нашего знакомого налаживаются дела? Когда боимся «общественного мнения», безликого и мощного, когда говорим, что надо жить «как все», когда стараемся так или иначе равняться на людей, окружающих нас повсюду? Не тоскуем ли мы о разрушенных городах, наполненных нечистью, по которым мы ходим с оружием в руках? Или тайком, в глубине души, даже не отказались бы пожить в полном одиночестве мегаполиса? Эта идея витает вполне ощутимо в фильмах и книгах нашего века, и скорее всего, чем дальше, тем будет ощутимее эта тоска по одиночеству среди больших городов. И я бы не удивился, узнав, что кое-где уже считается нормальным произносить вслух «Вот было бы здорово, если бы все вокруг сдохли». Избавиться от навязанной в зубах реальности в угоду другой — свободной, хоть и опасной. Быть брошенным посреди зомби и чудовищ — но свободным. Вот о чем мы все в глубине души мечтаем. И вот на чем делают миллионы долларов понимающие это режиссеры.

Я могу только догадываться, о чем будет разрекламированная четвертая картина Resident Evil. Возможно, Элис будет уже не той, что мы ее запомнили. Может, она будет разочаровавшейся и жестокой, осознавшей бесполезность своей борьбы. Возможно, она будет все так же сильна и очаровательна. Но одно я могу сказать точно — все четыре картины Обители Зла будут еще много лет смотреть, и смотреть будут с удовольствием, смакуя подробности, выискивая несоответствия. Обитель Зла без Милы Йовович была бы не той, совершенно точно. Я например, совершенно не представляю эту серию без лица Милы и без музыки Мерлина Менсона. Убрать эти два элемента — значит, все испортить. Но и музыка, и Мила — все это детали одной масштабной постановки, элементы огромной концепции, глубокой по содержанию.

Именно поэтому я люблю эту серию фильмов.

*Внимание! Текст обзора является авторским. При копировании текста либо его фрагментов необходима ссылка на блог «Хроники Заката».

** Хроники Заката edition, best regards.

На фестивале Katatsumuri 2012

Комментарии:

[Ожидание нового мира, Resident Evil/ эссе, кадры, цитаты*]: 1 комментарий

  1. Уведомление: Обитель зла 4, Жизнь после смерти/ кадры, эссе* | Хроники Заката

Добавить комментарий