Ночные инсайты — 13/ программное*

Постановочное фото с задержкой на площади Гагарина.

В этом есть какой-то глубокий природный сарказм, что снежинки, падающие с неба, остаются на стенах домов и начинают наматывать киловатты, подмигивая нам из будущего праздника. Мне уже все равно, куда идти, потому что я везде. Я здесь, я там. Иногда кажется, что меня слишком много, но это ощущение проходит после новой волны любви, прошедшей по моей крови. Может быть, это был просто ветер, который принесет мне скоро новый снег, а может быть, и нет ничего вовсе, только я. Чтобы понять основы жизни, достаточно представить, что тебя нет. Как выглядит этот проспект без меня? Вот меня никогда не было здесь. Что-то изменится? Теория хаоса машет мне издалека крылом бабочки, которую я когда-то не успел раздавить. Мне нравится то, что я еще могу дышать и ходить, что я еще вижу и способен понимать происходящее. Этого на самом деле более чем достаточно, чтобы свернуть гору Фудзи вместе со всеми ползущими на ее вершину улитками. Не торопись, улитка, нечего там ловить. Мы построим свою Фудзи, и сдадим её в аренду ползающим по ней. Я оставлю следы на асфальте, даже если он будет сухим. Меня больше, чем можно представить проезжающему мимо меня «хаммеру». Меня так много, что порой поутру я задеваю небо своими вздохами, едва просыпаясь.

Слишком много информации, иногда даже слишком много. Информации, которой нигде не найти, которую приходится находить самому, прочищать от ненужной грязи, оставляя на ладони сверкающую песчинку вывода. Слишком много красоты вокруг меня. Но я понял одну вещь — на определенном этапе восприятия уже не нужен никакой анализ. Достаточно просто видеть и слышать то, что происходит вокруг. Вы еще думаете? Тогда мы идем к вам) Я словно рыба в нескольких потоках воды, ищу свое равновесие и возможность проявить свое присутствие. Я неосторожно отбрасываю тень на то, что до меня никто не видел. Я вижу это, хотя ни для кого больше не существует ничего подобного. Я — новорожденный снайпер. Надо задержать дыхание и замереть. Поймать паузу между двумя ударами сердца и открыть глаза. Вот оно все — вокруг меня. Было всегда таким. Но я стал другим. И вижу все не так, как раньше. Я знаю, что ты это прочитаешь, и будешь искать подвох и возможность улыбнуться между двумя чашками чая. Но все изменилось настолько, что ты даже не представляешь. Мне теперь надо заново учиться ходить, думать, дышать и разговаривать. И все, что было раньше — совершенно не имеет значения. Перебирать фрагменты памяти теперь — словно листать старые кинохроники чужой войны, на которой не был. Неинтересно и устарело, к тому же я вообще не собирался ни с кем воевать. Я иду вперед, а ты как хочешь.