I’ll be БэГэ, или Сон в снегах/ эссе по песне «Государыня»*

Мой портрет, студийная съемка

Данный опус Бориса если и не отсылает нас, то явно намекает по его обыкновению, к творению Николо Макиавелли «Государь». Да простит меня госдепартамент, я не помню, находится ли данная книга в реестре запрещенной экстремистской литературы. Но на всякий случай ничего о ней писать не буду, уважая работу соответствующих органов и не желая тревожить их по пустякам.

То есть, самое главное, что следует понять — это песня о родине. Причем, не в сугубо государственном смысле, как может подумать какой-либо невнимательный слушатель, а именно в том патриотическом смысле, полном сынових чувств. Песня полна невыплаканных слез, невыполненных обязательств, которые как оказалось, можно было и не выполнять вообще. Блудному ли сыну париться над такой фигней? Толика грусти БГ о том, что в его стране можно петь, но говорить надо по-прежнему очень аккуратно и в тему, фильтруя базар. Выражение «Пели до седьмых петухов, пели но боялись сказать» прямо указывает на этот факт. Здесь, как говориться, и сроки указаны, и статьи. Я бы мог провести параллель между библейской цитатой «И тьма наступила до часа шестого» и временем конца пения безымянных героев песни, когда они заканчивали смену своего пения. Означает ли это сопоставление время «седьмых петухов» — время пришествия бога-отца, пришедшего проводить разбор полетов после распятия на Голгофе? Кто знает.. А может это ссылка на название картины Дюрера, которую один придурок сжег кислотой?

Назвать эту песню ностальгией по тоталитаризму язык не поворачивается, но в песне явные признаки этого. Почему дом, который строили в песне так долго и мучительно оказался пустым? Означает ли это то, что строили его 70 лет? Или БГ понял пустотность самого понятия «родина» и растворил его в абсолюте, выровняв свое дыхание во время очередной медитации? Эта почва очень и очень скользкая, особенно если вслушаться в строчку «боялись прикоснуть кислотой». Художник БГ в отличие от знаменитого психа, плеснувшего в картину «Семь скорбей и семь радостей Марии» (культового Дюрера) не хочет рисовать по своей родине ничем подобным. Он хочет вышивать серебром, и самое интересное, что он, по всей видимости, любуется своей страной. Метафоры и аллегории которые он проводит, намекают на высшее предназначение родины в ее высшем смысле.

Но самый страшный момент в этой песне — не сравнивает ли БГ свою родину с картиной, пострадавшей от рук неумелого безумного вандала, завистливого и не умеющего ничего, кроме как разрушать? Серебро — недолговечный металл, и от действия кислоты он может очень сильно потерять свою прелесть и красоту. Это имел ввиду БГ? Или нет? Так какая у БГ родина? Хрупкая, недолговечная, рождающая бога, покалеченная? Или просто кусок пустоты, в котором на пару минут прозвучал его голос? Боюсь, что все эти ответы правильны.

«Государыня, ведь если ты хотела врагов — кто же тебе смел отказать?»(с)

*Точка зрения автора может не совпадать с точкой зрения читателя.

P.S. Кстати, в этой версии песни он поет не «Посмотрим, каково c кислотой», а «каково с ПУСТОТОЙ». Делайте выводы, ага)


Комментарии:

Добавить комментарий