Ночные инсайты — 26/ программное*

С фестиваля Танабата в Оренбурге

Нет никаких ожиданий у того, кому не оставили никакого выбора. Когда нет ничего впереди — не имеет никакого смысла идти. Казалось бы. Но иногда имеет смысл ни на что не обращать внимания и просто идти. Прямо через декорации, вперед, не оглядываясь.

Есть такие люди. Когда они шли — им мешали. Когда они выбирали — им не давали шанса. Когда их убивали — рядом с ними не было даже того, кто сказал бы: «Он мертв». И когда такой человек оказывается совершенно неожиданно жив, не ждите от него новую книгу про Гарри Поттера. Он не будет пить матэ, кутаясь в Теплый Клетчатый Плед и писать новую книгу об Отношениях и Трудностях В Отношениях. Он не будет общительным, веселым «душкой». Он никогда не научится посмеиваться над своими знакомыми, скаля свои клыки, плохо отмытые от чужой крови. Вместе с выжжеными чувствами исчезает все лишнее, начиная от слов и кончая мыслями обо всем. Для него нет сказок, и нет волшебников.

По одной простой причине. Он видел то, о чем никто не имеет ни малейшего понятия. Он не будет никому ничего объяснять. Он не будет доказывать и спорить. Он не будет слушать детский лепет и жужжание мух. Он не то, что бы выше всего этого. Он будет дышать и радоваться тому, что дышит. Этого вполне достаточно. А вот если кто-то полезет со своим мнением на тему права на это дыхание — тут уж извините. Тогда — «собирай за пазуху свою ра*******ую голову»(с)  А то и не одну.

Тот, кто был мёртв и ожил, будет сильнее цепляться за жизнь, чем тот, кто никогда не умирал.

Иногда из своих узеньких глазок уютного мирка очень сложно понять чужое расширенное сознание. Особенно если это сознание расширилось не от комфорта, и не от «Чего бы мне еще такого замутить, а то скучно» а от таких кошмаров, которые не в каждом фильме ужасов увидишь.

Если человек остался хорошим после того, как его чуть не разорвали бешеные собаки — то это человек «хороший» по-другому. Это означает именно это. По-другому. И об этом ему напоминает каждый  шрам на теле, каждую секунду. Напоминает не о том, что он хороший, а о том, что его ЗА ЭТО чуть не разорвали. Именно за это, и ни за что больше.

С фестиваля Танабата в Оренбурге