ноч’u

То, что должно произойти, уже давно известно. Но то и дело перед глазами вспыхивает Марла Зингер и выдыхает мне табачный дым в лицо: «Slide!». Это даже не флешбеки, это так. Отражение страхов в сторону юмора.  А Тайлер разжимает руку и бутылка пива падает мне в ладонь. Сейчас я отхлебну из неё и получу еще один  ментальный хук слева.

Кто и где перемудрил — уже неважно. Кто облажался — тоже. Важно то, что мы все уже живем в новом мире. Вся разница в том, что кто-то это знает, а кто-то нет. И про этот мир никогда не будет написано ни одной правдивой книги и не будет снято ни одного честного фильма. Нет среди правильно соображающих неосторожных людей. А всё для того, чтобы как известно, «сельские леди и джентльмены продолжали свой утренний чай»(с)

Когда ответы на все вопросы появляются за секунду, пульт от телека просто отправляется в шкаф. Кто-то продал место в моем мозгу под рекламу, а кто-то его купил. Забыли только спросить меня самого, не возражаю ли я.

Может быть я рано или поздно буду улыбаться при слове «телевидение»? И искренне сочувствовать его работникам? Возможно. А может быть и нет. Чего ради жалеть тех, кто не жалел тебя. К тому же тех, у кого своя версия событий. В которой они во всю голову победили и превзошли.