Звуки осени

Вот в такой одежде я хожу обычно по осеннему Оренбургу

Вчера, по делу проходя через один из оренбургских дворов, увидел в подвальной трубе вентиляции два огромных глаза и услышал страшные звуки, от которых разрывалось сердце. Это был месячный котёнок, который дрожал, кричал и жалобно мяукал на происходящее на улице. На улице, надо сказать, происходило в этот момент уже полторы недели одно и то же — сильные порывы ветра, ледяной непрерывный дождь.

Народ бодро топал мимо, завернувшись кто в кожанки, кто и вовсе в зимние пуховики. Судя по уровню отчаяния в голосе, котёнок уже как минимум полторы недели мёрз и мок на улице. Я сначала остановился, а потом и вовсе подошёл к этому бедолаге. Котёнок боялся людей, от меня спрятался, но кричать не переставал, и непрерывно дрожал. Через полчаса уговоров вкрадчивым голосом, это тельце наконец-то высунуло наружу нос, и я тут же его спрятал за пазуху. Это были кожа и кости, покрытые шерстью. Когда он ел в последний раз — бог весть.

Теперь это чудо, отмытое, напоенное лекарствами и обожравшееся печенки, лежит и спит на одеяле. Всю ночь я слушал над ухом урчание и мне снилось, что я куда-то лечу. Чёрт знает, что я делаю. Даже не знаю, зачем я его подобрал.