зеркальное, кошачье

Когда все в жизни ровно и гладко, практически невозможно сделать что-то такое, чего бы ты никогда не сделал в других обстоятельствах. Всегда найдется масса причин, внутренних и внешних, для того, чтобы ничего не делать. Тело будет тянуть туда, где стучит бубен нижнего мира и новый «известный» хип-хоп парень будет просто и доходчиво под украденный где-то бит читать с айфона вяло зарифмованное желание разбогатеть. Там, внизу, делать совершенно нечего, но там очень и очень уютно.

И когда тебя, верещащего и сопротивляющегося, как котенка, вытаскивают из очередной тупиковой жизненной ситуации, не хватает этого взгляда со стороны. Чтобы увидеть, как ты кусаешься, царапаешься, и очень-очень боишься того, что будет потом. Как смешно ты в этот момент выглядишь, кусая и царапая руку, вытаскивающую тебя из помойной ямы в теплое будущее. Как ты дрожишь и нервно моргаешь, пугаясь теней и собственного хвоста. Как ты устало спишь, вымотанный за день и уставший от своих собственных страхов, на которые всем все равно.

Стремление улучшить самого себя никогда не будет благодарным занятием, потому что никто кроме тебя самого никогда не узнает, что в тебе изменилось. Все, что сместилось и легло ровно, все, что ты когда-то ценил и перестал ценить — никогда и никому не будет интересно, и в лучшем случае окружающие заметят перемены в твоем внешнем виде или статусе. Но все эти невидимые и так важные вещи для своей души и характера — они никому не видны, кроме владельца. И никому больше нет до них дела, хотя иногда возникает иллюзия будто это нужно кому-то еще.

Тот, кто кует свой характер и совесть — всегда делает это в одиночку. Как ребенок, которого оставили спать в дальней комнате, выключили свет и ушли.