сонное воскресное ночное

Меня любить видимо никто не будет никогда. Потому что изучив все мыслимые трактовки слова «любить» в словарях, энциклопедиях, фильмах, книгах, пособиях по успешной жизни — я не нашел ни одного изъяна в своем собственном понимании слова «любить». Все вместе, собранное по частям из ненависти и злости, из ревности и коварства, из сожаления и сострадания, любить.

Иногда необходимо становиться животным — это я понял в тот момент, когда мой мозг начал плавиться и разрываться от противоречий и взаимоисключающих категорий. Мои наставники могут быть мной довольны — я научился не просто писать длинные(по шесть листов) исчерпывающие статьи по совершенно любому вопросу, я научился играть с такими явлениями русского языка, о которых не имеют понятия те, кто последние пять лет не прочитал ни разу ни одной книги для своего собственного удовольствия. Надо уметь становиться животным. Потому что есть вопросы, на которые просто нет никаких ответов и быть не может. Вот почему к примеру, активист экологического движения гладит по голове лосёнка, а потом с аппетитом поглощает свиную отбивную в ресторане и запивает крепким виски? Это не просто моветон, это взаимоисключающая философия жизни. Как можно заботиться о муравьях и не жалеть вирусы? А становишься животным — и всё встает на свои места. Это — моё. Почему? Потому что у меня длиннее зубы. Потому что я первый сообразил это схватить, пока ты щелкал носом. Потому что я убежал, а ты не догнал. Почему я глажу кошку и ем мясо баранов и коров? Да потому что это моя кошка, и я хищник. Стоит только превратиться в животное — и сразу становится понятно многое.

Это понимают те, кто был в неких неприятных жизненных обстоятельствах, когда приходилось рвать свою задницу, чтобы остаться в живых или просто на плаву. Стоит в нас обостриться животным рефлексам — как мы тут же становимся тем, чем являемся на самом деле. Животным с оскаленными клыками: «Это — моё!» Любить меня не будет никто и никогда по всей видимости, потому что я слишком хорошо понимаю, что именно такое — любить. Не себя и не представление обо мне через себя — а меня, как умею это делать я по отношению к другим.

Волк не тратит время, воспевая в стихах свою волчицу. Он просто лежит с ней рядом и смотрит на неё. Её жизнь не зависит от того, сколько он напишет книг о её красоте и грации её лап. Надо просто тупо задрать какого-нибудь оленя и сожрать его вместе.