Take a light, brother

Весенние ветра на поверку оказались в отпуске. Как обычно — их обманули, и не только их, и вокруг меня минус 20 весной и плюс 40 осенью. Дело даже не в том, что никто на это не обратит никакого внимания, это уже давно никому не интересно. Дело в том, что моя собственная жизнь уже давно перестала быть моей собственной жизнью. Меня нет.

И тот, кто это тоже знает — давно уже не в состоянии что-либо осознать.

Я нисколько не боюсь этого, в отличии от остальных. И я не буду прятаться за слова, шмотки и деньги, когда меня спросят — где ты? Не будет такого пространства, где прозвучит этот вопрос, и нет того человека, которому будет этот вопрос адресован. И не будет через секунду того, кто этот вопрос задал. Не буду я гордо стоять на вершине горы, обдуваемый ветрами и со флагом в руках, со вскинутой над толпой рукой, и думать, что во мне есть что-то особенное. Ничем я не отличаюсь от этой толпы. Я и есть эта толпа. Не задолбанный жизнью одиночка в этой толпе, а вся толпа в целом. И все, что я когда-либо сделаю или осилю, будет сделано этой самой толпой. Не мной, не одним человеком из этой толпы, а всем этим стадом безмозглых, сходящих с ума, не контролирующих свою жизнь, спящих на ходу,убивающих друг друга, истерически истребляющих природу вокруг себя, разлагающихся с рождения и надеющихся прожить ещё хоть один день, совокупляющихся не зная зачем, бегущих истерически в пропасть баранов.