Великое чудо Китая и Мо Янь

Неожиданная для большинства людей как в Китае, так и в Европе новость о присуждении Нобелевской премии по литературе в этом году китайскому писателю не так неожиданна, как может показаться на первый взгляд. Ни для кого не секрет, что Китай уже давно внушает всему миру ужас в качестве единственного государства, в котором коммунизм не только построен, но уже переходит в интересную экономическую фазу, до которой и Карл Маркс в своих трудах ещё не добрался.

Развитие промышленности Китая дошло до такого уровня, что Америке, Европе и России приходится защищаться ежегодно от наплыва китайских товаров любого вида, вводя заградительные пошлины и дополнительные стандарты качества. Все это уже очевидно накипело, и молчать о великом китайском чуде можно было до поры до времени. Китай как уникальный феномен с его бурным ростом экономики всех сфер уже начинает очевидно угрожать всей системе старого мира. Доходит до того, что экономисты начинают судачить о юане как альтернативе американского доллара не просто на полном серьезе, а уже обсуждая технические детали перекройки мировых фондовых бирж. Оно и не мудрено, ведь стоит только появиться хоть какому-нибудь товару на мировом рынке, который пользуется мало-мальским спросом, тут же появляется его китайский аналог, ориентированный на внешний рынок, который мало того что не уступает по качеству, но и о ужас! – ещё и дешевле оригинала.

Китайское чудо внушает трепет всему цивилизованному миру, и на это прямо указывает в своих высказываниях Ли Чанчунь, видный китайский политик, который занимает пятое место в партии власти. Он напрямую заявил, что награждение Мо Яня Нобелевской премией по литературе прямо свидетельствует об очевидном увеличении комплексной государственной мощи Китая, а также и его международной влиятельности. И это правда, потому что Мо Янь очевидный представитель школы советского реализма в том виде, как она выглядела в КНР. Он не более, чем аналог писателей, трудившихся на ниве официальной пропаганды в нашей стране во времена буйного цветения Советского Союза. От такого писателя и не требуется особо много, только соблюдать правила создания текстов, основываясь на доктринах великого Мао, и не лезть в очевидную конфронтацию с партийными деятелями своего времени. Именно этим объясняется в том числе и огромное состояние Мо Яня как писателя, ведь он относится к одним из самых богатых писателей своей страны. Он как представитель целой эпохи, так же интересен, как интересна фигура тиранозавра в музее, посвященном появлению первой жизни на Земле.

Трагедия Мо Яня заключается не только в том, что он, всю жизнь прожив официальным писателем партии власти, не оказался за решеткой, в отличии от того же Лю Сяобо, загремевшего на одиннадцать лет за свои мысли и высказывания. Мо Янь уходит в прошлое так же, как уходит в него красный гаолян, принесший ему славу. Больше эта культура не выращивается в КНР, и уже скоро Мо Янь окажется не востребован со своими четко идеологическими романами в обновленном Китае, раздираемом противоречиями развитого коммунизма, плавно переходящего в капитализм.


Комментарии:

Добавить комментарий